«Как получить технику связи и не влететь» — Андрей Иванов (выпуск 1987) 

Пришлось мне как то получать технику связи из ремонта в германии,если не изменяет память то в г. Лукенвальде. Ну и как всегда, когда едешь что то получать, хочется что то получить сверх положенного, но чтобы получить что то, нужно что то дать, и вот  с этим вопросом я обратился к своим знакомым,  что нужно взять, обычно я брал спирт, но так как на заводе этого добра хватает, то мне сказали, что можно взять бензина побольше и масла.
И тут же я, не долго думая, подошел к ребятам из части и они  взамен на рабочие переговорники для карановых установок, выделили мне пять бочек 93-го бензина и 100 литров масла ДВАСЗП10в.
Загрузив все это в ГАЗ-66 я, в одно прекрасное утро, отправился в рейс на завод, в общем я умудрился за это дело сверх положенного получить 5-ть Р-123, правда очень сильно б/у, две Р-111 и две Р-130, тоже правда б/у, но все в очень хорошем состоянии, два групповых ЗИП к ТА-57 и гору б/у телефонов типа ТАИ-43 и десятка три ТА-57 разной степени раздолбанности.
 Правда все это добывалось через прапорщиков, которые работали на заводе, вот так я пополнил свои личные запасы техники, которые мне пригодились в последствии.
Да там мне еще дали наводку на завод по производству кабеля в Нейрупине, где я втихаря на заводской свалке набрал пол кузова 131 –го ЗИЛа П-274, правда кусками метров по 100 и менее, но это не проблема при наличии паяльника и рем комплекта кабеля.
В следующий раз перед поездкой на госполигон мне предстояло достать запчасти для 66-х газонов.
И вот для этого я поехал в город Лейпциг на завод «Красная звезда» и с собой взял немного спирта 80 литров, но не технаря и не медицинского, а такого которым промывают электронные замки ядреных бомб (там кроме спирта и воды только 0,05% других примесей после высыхания не оставляет белесых следов на контактах).
Кроме этого чемодан «Гросс Германия» набитый колбасами, ветчиной и т. д. которые выменял у знакомого немца на бензин, ну и для учетчиц и писарей  с кладовщицами несколько бутылок ликеров, вина и коробочки с конфетами. Вот так я сумел получить ремонтный Зип к ГАЗ-66,при помощи которого и подготовил машины с госполигону и на полигоне техника получила пять баллов.
Да вот еще что, кроме таких «махновских» набегов на групповой склад связи бывали еще и плановые выезды для получения новой техники связи, но это отдельная песня и о ней в следующий раз.

Автор Admin 5 декабря 2013 г. 16:54:00

«Холодно» — Андрей Иванов (выпуск 1987) 

Я не знаю как это дело происходит сейчас, но в наше время мы в Казачьи лагеря ходили пешком туда и обратно.
И вот об одном таком выходе я и хочу рассказать. Вышли мы после завтрака, который нам накрыли раньше, часов этак в семь, ну и в восемь, после получения оружия мы двинули в путь.
Погода стояла самая «прекрасная» температура, плюс два и мокрый снег, а топать нам часов этак пять с большим гаком.
Ну вот, и в процессе ходьбы, мы начинаем понимать, что температура слегка падает, в общем  к тому моменту, как мы притопали в Казачьи, температура была уже минус семь, пока разместились на ночлег, туда сюда, и  к отбою на градуснике уже минус семнадцать.
С утра, после того, как мы встали, нас обрадовали, что на улице минус двадцать семь и после завтрака мы выходим на полигон, где и будем «воевать» несколько дней, а шинельки наши, мокрые насквозь, как и сапоги, ну и шапченки тоже не ахти как сухие.
Ну вот, после завтрака мы вышли на полигон и там началось, дабы мы особенно не мерзли, то перемещения по полигону происходили постоянно (чаще всего бегом).
Но вот дело к вечеру и мы подходим к «уютным» бетонным окопам, где и проведем веселую ночку.
Я вместе с Нарымом отвечали за коммутатор и должны были организовать проводную связь.
И решили по очереди мотаться с катушкой П-274, да, забыл сказать, на улице уже темно хоть глаз выколи.
И вот подошла очередь Нарыму тянуть связь к минометной батарее, на всякий случай он взял с собой пару катушек и пошел в направлении минометной батареи, и вот через какое то время, я слышу, что практически с другой стороны в мою сторону кто то идет, я крикнул что я немного левее и вдруг вижу, что это вышел Нарым, я говорю а почему не позвонил с батареи?
Он говорит, что сам не понял как, но до батареи он так и не дошел, сделав нехилый крюк и размотав почти 1км. кабеля.
После чего мы решили, что нужно смотать кабель и после того по рации сказать, чтобы на батарее народ немного посветил или пошумел, чтобы мы не искали их долго, и вот со второго раза мы проложили связь, после чего задумались, а как ночью мы будем греться, ну и на общем конвульсиуме решили поискать какие либо дрова или что-нибудь пригодное для топки.
Ну и после долгих поисков мы нашли немного веток в ближайшей лесополосе.
Но их могло хватить на пол часа или максимум час, и мы решили завалить пару деревьев, но вот у нас не было не топоров ни пил, а в наличии только саперные лопатки и вот этими лопатками мы и завалили пару деревьев (белая акация немного тверже дуба по крепости), и так продержались ночь.
Преподы в этот момент сидели в Р-142 и слегонца бухали, а когда кто то из них высунулся и заявил, что костры нас демаскируют, то их кто то из 3-го взвода послал подальше и они угомонились и больше не вылазили (хотя то, что это был кто то из «уголовников» еще не факт, но так говорили в нашем взводе да и КШМка стояла ближе к ним).
На следующую ночь мы раздобыли где то несколько шпал, потом еще и вот таким макаром  с ежедневным воровством шпал мы пробыли в поле практически четыре ночи и утром в пятницу нам было сказано, что мы после обеда идем в училище хотя раньше топали с утра, но нам было и так хорошо, что наконец попадем в нормальную теплую казарму.
И вот мы вышли после обеда, а так как эти четыре дня практически никто толком и не спал, то  я обернувшись назад при подходе к Хотунку  увидел, что практически все идут на автопилоте,  как зомби (глаза открыты, но мысли в них ноль, а некоторые шли с закрытыми глазами), ну а к училищу подошли около восьми часов и когда проходили КПП и шли к казарме не могли понять, почему все кто нас видит делают круглые глаза, а когда зашли в казарму, то только глянув на себя в зеркало все поняли, ибо  все то время пока мы были на полевом выходе мы толком  не то что не брились, но даже и не умывались (так как даже горячий чай через пару минут на ветру покрывался корочкой льда)  и посему походили на каких то толи бомжей, толи окруженцев времен великой отечественной.
Ну а после того, как мы отмылись от копоти и грязи (шпалы которые мы жгли пропитаны креозотом и сильно коптят при горении) и легли нормально поспать в свои койки, то это наверное была самая спокойная ночь в роте все дрыхли без ног.
Да, а вот, что народ с собой брал в поле, дабы не оголодать, так как кормежка в поле была из столовой казачьих, то народ затаривался в магазине  консервами и мне лично нравились консервы «Китовое мясо», это действительно большой кусок китового мяса в банке, причем по вкусу даже лучше тушенки свиной, и если оставались деньги, то непременно брал кильку в томатном соусе  в народе именуемую «братской могилой».
Ну а по поводу горячительных напитков, взять удавалось не всегда, ибо денег было маловато.

Автор Admin 5 декабря 2013 г. 16:54:00

«Разведка» — Андрей Иванов (выпуск 1987) 

Дело было в поселке Скрунда, где я служил в системе предупреждения о ракетном нападении. И вот об одном случае который произошел в части и о котором потом долго еще вспоминали я и хочу рассказать. Однажды оперативным дежурным заступил начальник штаба части полковник Платян, который считал себя очень умным и крутым специалистом и славен он был тем, что доставал всех своими идиотскими вопросами, а на узел связи дежурным заступил этакий 20-летний капитан (ну в том смысле что уже 20 лет носит капитанские погоны), и вот через пару часов после заступления нач. штаба начинает задавать по громкой связи вопросы дежурному по первому центру, потом по второму и доходит очередь до дежурного по узлу связи и начинается с того, что товарищ полковник решил проверить знание разведывательной обстановки (часть постоянно получала данные о предположительном месте нахождения ударных подводных лодок НАТО).
Но так как все данные поступают через узел связ, то и обстановка в первую очередь отображается на карте расположенной там же (и там же в отдельной табличке приведены их ТТХ лодок включая дальность ракет и их количество, а также состав экипажа сколько офицеров и солдат).
На вопрос нач. штаба о местах расположения ударных подводных лодок НАТО, дежурный по громкой связи начал ответ, а дабы не запутаться, начальник боевого расчета ЗАС стоя у карты ему все диктовал, так как прекрасно слышал,что спрашивают.
И вот после того как разведывательная обстановка была доложена задается следующий вопрос, а каковы ТТХ подводной лодки типа «Огайо» и дежурный по связи начинает говорить в громкую связь вс, что ему диктовал НБР ЗАС, но этого нашему нач.штаба показалось мало и он задал вопрос, а что вы можете сказать об экипаже этой лодки, на что НБР не думая спрашивает «ему что по фамильно?» и дежурный по связи так же не задумываясь спрашивает по громкой «вам по фамильно?»
После чего оба соображают, что они сказали, но на той стороне тишина и минут через пять звучит команда отбой связи.
Потом дежурный инженер, сидевший рядом с начальником штаба говорил, что тот очень долго приходил в себя.
А по части народ прикалывался, что если бы натовцы услышали, что русские знают экипаж подводной лодки пофамильно, то наверное на заднице волосы бы рвали от злости.

Автор Admin 5 декабря 2013 г. 16:54:00

«Молния, ураганный ветер, солдат и другие стихийные бедствия» — Андрей Иванов (выпуск 1987) 

Хочу рассказать о том, как мне пришлось на своей шкуре пережить некоторые не самые хорошие катаклизмы, и начну я с удара молнии, но слава богу не в меня, а в дуб, который рос рядом со зданием штаба, и что из этого вышло. В 1988 году, во время прохождения мною службы в Германии, летом, во время грозы, молния попала в огромный дуб, который рос рядом со зданием штаба части и в этом же здании находился узел связи.
От огромной силы тока, прошедшей через дерево, из него вырвало кусок ствола длинной около 3,5 метра и толщиной около 30 сантиметров, а также разбросало более мелкие обломки в радиусе метров 30.
Но кроме этого, на узле связи, где неслось боевое дежурство, вышла из строя практически вся техника и один солдат получил электрический ожег руки, когда попытался выключить радиостанцию Р-111.
Ну а дальше рассказываю, как это произошло со слов дежурного по части.
Да забыл сказать, что узел связи от дежурного отделялся стенкой из прозрачного плексигласа толщиной 10 мм., а на полу лежал резиновый ковер толщиною 2,5 мм, украденный мною с соляной шахты под Магдебургом, оправданием может служить то, что ковер был списан и его приготовились выбросить на свалку,но я его успел раньше украсть).
В момент удара молнии, как говорит дежурный, сильного дождя не было и в общем беды ничто не предвещало, но вот ударила одна молния вдалеке от части и дежурный радист, как положено спросил у дежурного по части разрешения на отключение передатчиков в связи с грозой и получил добро, после чего подошел к Р-111 и протянул руку, чтобы выключить станцию, как ударила злополучная молния и дежурный по части увидел, как из корпуса радиостанции вылетела искра около 10 см и ударила солдата в руку, после чего солдат отлетел от радиостанции и спиной пробил сантиметровый плексиглас и очутился на полу перед дежурным по части, пролетев по воздуху пару метров, но в этот момент от сильного электромагнитного импульса вышел из строя весь узел связи, а именно Р-118, Р-111, Р-123, коммутатор П-194м, три селектора, изделие «Шнур», около 25 телефонов ТА-57, гора кабеля п-274, но вот телефоны ТАИ-43 остались целы у них пришлось заменить систему грозозащиты, как и на магистральных кабелях распаянных на кроссах тоже вышибло все термички и все это мне пришлось списывать по инспекторскому свидетельству, с которым я мучился довольно долго около 3-х месяцев, пережив три проверки со стороны прокуратуры.
В следующий раз стихийное бедствие меня настигло в поселке Элея в Латвии.
Во время сильного ураганного ветра, вдруг образовалась непонятная полоса с завихрением, которая на протяжении 5-ти км сделала просеку в лесу шириной 200 метров и часть попала в эту полосу.
И как раз этим ветром и падающими деревьями и оборвало растяжки антенны Р-404 и головка мачты рухнула вниз с высоты около 30 метров, практически полностью смяв тарелку и головку.
Мне опять пришлось оформлять инспекторское свидетельство, комиссия которая выехала для проверки обстоятельств до части не доехала 2 км и топала пешком через завалы из деревьев.
Но вот свидетельство было выдано практически на следующий день.
Ну и самое удивительное стихийное бедствие произошло тоже в Германии в 1989 году.
Я заступил начальником караула, и половина караула была из представителей очень средней Азии.
В общем первую половину ночи отстояли спокойно, но вот в первом часу пошел сильный дождь и вдруг часовой четвертого поста мне докладывает, что видел сильную вспышку в трансформаторной будке, расположенной на третьем посту, после чего в части погас свет. Я попытался связаться с часовым по телефону, но это оказалось бесполезно, и подняв караул в ружь,е побежал с дежурной сменой на пост, при приближении к будке слегка притормозили и вдруг со стороны будки слышим крик «Стой кто идет « по русски, а затем по немецки с сильным средне-азиатским акцентом.
Крикнув, что это нач. кар я вместе со сменой подхожу и вижу, что боец лежит на земле, от автомата невредим только приклад, а ствол практически отсутствует как и волосы на голове бойца да и вся спина обожжена.
Срочно вызвали медиков и бойца отправили в госпиталь Магдебурга, так как у него не было куска черепа сзади, что мы сразу и не заметили в темноте.
Начался разбор полетов, и выяснилось что после того, как начался дождь, боец, доложив что у него все в порядке решил спрятаться в трансформаторной подстанции и там случайно зацепил 10 киловольт штык ножом, ну а дальше- взрыв трансформатора, солдата выбрасывает из подстанции.
Но вот далее начинается песня начальника КЭС, особисты в течении недели прессуют, ему задают вопрос, наивный по сути «если там было 10 тысяч вольт, то почему солдата не убило» ответа нет, и к ним из Москвы приехали на помощь еще трое, но вопрос все тот же, пока один из них не догадался устроить следственный эксперимен, чтобы измерить сопротивление тела солдата, что и было сделано в госпитале и выяснилос, что оно у него аномальное, в тысячу раз больше, чем у обычного человека.
И с тех пор, с легкой руки московских особистов, в части за выходцами из средней Азии закрепилась кличка «матросы» (они настолько деревянные, что в воде не тонут).
Мне правда тоже пришлось писать кучу объяснительных.Вот так я попадал под воздействие различных стихийных бедствий.

Автор Admin 5 декабря 2013 г. 16:53:00

«Дембельский аккорд блин!!!» — Андрей Иванов (выпуск 1987) 

Так уж получилось, но история, которую я хочу рассказать произошла со мною и прибавила мне несколько седых волос. Я собирался увольняться, но не по окончании контракта, а по его несоблюдению, так как мой младший сын однажды заявил жене «а что папа с нами больше не живет?» дело в том, что я уходил в 6.00 и приходил в 23.30 и дети меня соответственно не видели.
Ну это предыстория, а теперь сама проблема, уволиться в короткие сроки задача почти не реальная, минимальный срок это год и два месяца.
Ну а так как меня все достало, то я решил поискать, как можно сделать это быстренько.
И вот тут его величество случай.
Из округа приходит бумага о том, что  будет проведена проверка части, московской комиссией по линии действий подразделений спецназа, а в части их два, один  сухопутный, а второй морской.
Но  есть нюанс, в проверке должен принимать участие кто то из офицеров штаба полка. Ну,если проверка сухопутчиков эт,о в принципе, не очень сложно- марш бросок с собакой по следу диверсантов, затем стрельбы из всех видов оружия, которые есть в части на вооружении.
То вот с моряками возникала проблема, там нужно было с аквалангом нырнуть, пройти в точку,отстреляться по своей мишени, потом выйти на поверхность и пальнуть из гранатомета, предназначенного для борьбы с подводными диверсантами и попасть в мишень, точнее круг на воде.
Тут же был брошен клич, «кто из офицеров штаба пойдет добровольно?»
Желающих не оказалось, а тут еще из штаба бригады и округа давя,т дай им фамилии.
Ну а раз нет желающих, в ход пошел пряник, и я сказал, что если мне бумаги на увольнение сделают быстро, то я могу пробежаться и пострелять с сухопутчиками, а с моряками отправили добровольно принудительным порядком начальника физ подготовки полка.
Ну недельки две я потренировался бегать, так как стрелять нас хорошо научили еще в училище (здесь главное иметь крепкие нервы дабы не «перегореть») и вот за два дня до приезда комиссии, начфиз попадает в госпиталь и ему делают сложную операцию на желудке.
Командир «обрадованный» такой новостью мне и говорит, значит тебе и с моряками придется понырять, я ему- такого уговора не было, но он говорит если сделаешь как надо, то документы оформим и уволим за полгода.
Ну я в общем то и согласился, но потребовал, чтобы со мной шел командир группы подводных пловцов и хоть немного научили, как себя вести под водой, дабы случайно не кого не подстрелить и со мной согласились.
И вот в день проверки в части народу нет, все кто мог рассосались как их и не было, ну а мне предстояла первая часть- это забег с сухопутчиками, пробежали мы 15 км  по лесам и болотам вслед за собакой, которая шла по следу до стрельбища и там в течении шести часов палили по мишеням, ну в общем все нормально, я получил свою четверку и убыл в част,ь дабы готовиться ко второй части марлезонского балета (нырянию с аквалангом). Утром следующего дня  прибыл на Бере, получил «свое» снаряжение (гидрокостюм, ласты, нож, автомат подводной стрельбы и пистолет с четырьмя стволами, я такой в руках держал первый раз) ну а после этого нам обьявили, что решено усложнить задачу и нырять мы будем с водных мотоцикло, вот тут мне и поплохел, я по ступенькам в воду спускаюсь с трудом, а уж с мотоцикла, так сразу наверное на дно камнем пойду, ну а командир спецов сказал,что они сделают вид, что у моего мотоцикла не в порядке мотор и я спокойно булькну со стоящего мотоцикла.
Ну вот и началось, какая частота пульса у меня была, я даже и не знаю, как я с мотоцикла под воду ушел тоже, ну а там меня прихватил за руку командир, привязал страховочным концом  и мы, точнее он, потащил меня к точке назначения,как оказалось потом, я даже почти и не сопротивлялся, то есть даже греб ластами и даже временами успешно.
Потом мы отстрелялись по мишеням,правда стрелял не я, а командир, но на поверхности не видно кто,главное мишени поражены и все, потом всплытие, меня как мешок с картошкой закинули в лодку и мы пошли к сторожевикам.
После того, как все пары выполнили свою задачу, мы пошли в район стрельб по диверсантам.
По приходу в район, нам сказали, что после каждого залпа (стрелять должны были из двух гранатометов) будет сделан перерыв,дабы подготовить мишень, на самом деле просто собирали рыбу оглушенную взрывом, и набрали довольно много, мешка наверное четыре, из неё потом в части бойцам уху варили.
Ну и вот, после  того,как я отстрелялся, мне командир пловцов и говорит, ты на палубе не стой,так как гранатам, которые привезли уже по шесть лет.
И на мой вопрос, а что тут такого, он говорит,что  срок их максимального хранения не более двух лет, после чего они уничтожаются подрывом,  так как в случае их использования,они могут рвануть в момент выстрела.
Вот тут мне стало совсем не по себе.
Ну а итог такой,за моряков я тоже получил положительную оценку, то есть «три»,  а командир сдержал свое слово, лично со мной ездил в округ и я был уволен в рекордный срок- шесть месяцев и двадцать дней, то есть 31 декабря я был исключен из списков части.
Ну а если честно, то знай я, как оно все произойдет, я бы в жизни не согласился на такой «дембельский аккорд», хотя парни, которые начинали увольняться вместе со мной, и увольнялись от полутора до двух с половиной лет, я бы лучше  пару лет проторчал в части, чем лезть такую непонятку.
А уж сколько матов я выдал за эти два дня, не знаю,но если сосчитать,то наверное за всю предыдущую жизнь я их произнес меньше, и если честно, то в основном в свой адрес.
Да почти забыл,меня морячки еще перед погружением какой то гадостью напоили, (успокоительным) иначе как они говорят, я бы в обморок упал еще когда на мотоцикл садился.
А так я после этого заметил в голове несколько седых волос, которых у меня раньше вообще небыло.

Автор Admin 5 декабря 2013 г. 16:53:00

«Мужики у вас тут движок не пролетал?»-Андрей Иванов 

Дело было в германии, мы в очередной раз болтались с полигона на полигон и наконец прибыли на свой родной альтенграбовский. Там мы встали на предписанное нам место недалеко от директрисы БМП и БТР.
Сами машины спрятали в рощице, а двигатель от      Р-142 вытащили подальше, дабы он не тарахтел под ухом и не на штатном кабеле, а на специально для этой цели перепаянном от Р-118 и длинной метров 90–100.
Дело подошло к ночи, народец рассосался по машинам  готовиться к ночлегу, а я с химиком и комсомольцем засели в Р-142 и дулись в карты, и вот около полуночи вдруг краем глаза замечаю, что станция работает не от агрегата, а от АКБ, ну и спрашиваю у начальника станции в чем дело?
Он говорит, что бензин залили часа два три назад, ну я ему и говорю сейчас мы с тобой пойдем и глянем в чем дело.
Вышли мы из станции и пошли туда, где стоял движок, а стоял он в чистом поле, метрах в 70 от рощицы.
Подойдя поближе, я замечаю в темноте некоторую странность, как будто он усох.
А когда я подошел совсем близко, то понял, что генератор на месте, а вот самого движка нет как и не было.
Первая мысль украли, но потом начинаю понимать, что для этого было нужно помучиться пол часа как минимум. И вдруг я замечаю, что в начале директрисы слышен звук моторов и крики людей, даю команду сержанту за мной бегом, и мы с ним ломимся к себе в лесок, а там заскочив в машину, хватаю ракеты и высунувшись пускаю пару в воздух, тут зашевелились люди в остальных машинах, но я по телефону предупредил, чтобы никто не выходил.
Ну и через несколько минут к нам подруливает БМП, из нее выходит майор и задает вопрос, а что вы тут делаете, мы ему говорим, что выполняем приказ, он говорит что здесь должен стрелять его батальон в течении всей ночи, ну и по ходу разговора выясняется, что они перепутали директрисы и приперлись не туда, куда надо, но не по злоб,е а просто они на этом полигоне были в первый раз.
Ну а дальше со слов этого майора, приехали они и ждут, когда придет полигонная команда, а тут один из бойцов говорит, а вон огонек подсветки светится.
Ну и они дали команду огонь, а за огонек они приняли выхлоп из агрегата (движок был очень сильно раздолбан и периодически давал в выхлопе пламя), ну и первая очередь пришлась по движку и разнесла его в дребезги.
Мы как только выяснили, что виновны не мы, тут же предьяву майору, гоните движок, иначе настучим начальству, он правда сам понял, что не прав и движок они нам отдали свой, но не от Р-142, а просто агрегат без генератора, они его у своих инженеров изьяли. Нам вот списать бензоэлектрический агрегат проблема огромная, а у инженеров с этим намного проще, как и со списанием ломов,просто так лом не спишешь, а вот инженеры запросто.
Ну вот и   в течении всей ночи, бойцы меняли движок на агрегате.
После того, как командир узнал про это дело, он меня частенько подкалывал «товарищ старший лейтенант, у вас тут двигатель не пролетал?» и был прав, так как запчастей от движка размером более 10 см. мы не нашли, да и вообще, все было разбросано в округе метров на десять.
Ну и еще один случай, говорящий о том, что с головой дружить надо, причем сразу, а не потом.
Только прибыв в свою первую часть и выехав в запасной район, в лесу я залез в БТР-60 и решил покрутить башенкой, и вдруг вижу, что к нам на расстоянии метров в 70 подошла коза, и я решил ее убить, да не как нибудь, а из КПВТ одним выстрелом.
Ну и нажал на кнопку электроспуска  и раздается не один выстрел, а очередь из 50 патронов. Результат, я с легкой контузией сижу и не могу понять в чем дело, я не чего не слышу, да  и когда вылез, еще минут сорок толком не чего не слышал.
А мужики потом рассказывали, что коза в последний момент что то почувствовала и решила прыгнуть, ну и в этот момент ее и настигла очередь, козу и разорвало на куски, эти куски потом с кустов, травы и деревьев бойцы собирали.
А причина в том, что я не одел шлемофон и получилось, что когда я стрельнул, то получилось, как будто мне на голову надели огромную кастрюлю и по ней били кувалдой.
Вот так я первый раз стрелял из КПВТ.

Автор Admin 5 декабря 2013 г. 16:52:00

«Сахар? Нет рюмочку коньячку» 

В 2001 году мне пришлось проводить занятия с командирами СМВЧ (спец. Моторизованные войсковые части- проще говоря менты). А занятия эти были по использованию обще войсковых средств связи стоявших на вооружении частей.
 Ну а сами занятия должны были проходить в городе Череповец.
Ну и дабы подготовиться к занятиям я прибыл на место заранее (за неделю)и стал готовить технику к занятиям. а показать должны были Р-161, Р-142, Р-143, Р159, и «арбалет 0,5р короче со 161 разобрались быстро она в части практически не использовалась стояла в боксе и весь кунг был обмотан «егозой» дабы туда не кто не влез.
Проблема возникла с Р-142  мы решили что показывать будем более старую так как у новой списали ходовую и кунг поставили на 255 КРАЗ  но в старой пришлось ремонтировать Р-111 и пульт офицера №1. ну с прапорщиком который командовал связью в части мы это дело восстановили за два дня потом приготовили переносные станции и два дня ездили на рыбалку отдыхали короче приезжает толпа из двадцати офицеров во главе с генералом зам командующего округа.
Я доложился что к проведению занятий готов но мне сказали что занятия будут завтра и не один а четыре дня вот тут я слегка опешил но как оказалось командиров частей разобьют на группы и кроме меня с ними проведут занятия офицеры штаба округа.
А я буду в течении дня проводить занятия с каждой группой поочередно. Ну тут мне слегка полегчало и я успокоился но как оказалось рановато.
Утром на мою учебную точку прибыла первая группа  и занятия начались, сначала я не мог понять в чем дело так как народ не то что не слушал меня а просто непрерывно крутил головою я спросил в чем дело они говорят что им нужно срочно поправить здоровье так как вчера все сильно перебрали.
Ну это просто решается вы говорю давайте в Р-142 залезайте в задний отсек там все будет нормально они влезли я достал пузырек который хотел по окончанию занятий с прапорщиком раздавить но делать нечего «мужики помирают водки просят» короче стаканы нашли закуска тоже была короче мы поправили здоровье спрятали все атрибуты пьянки ну и я рассказал что где и для каких целей в этой машине предназначено  продемонстрировал в работе но мужики говорят а еще есть я говорю вот будет перерыв через пол часика тогда и сбегаете за добавкой.
После перерыва они притащили шесть бутылок коньяка я говорю не понял  а не много? Тут же последовал ответ нас шесть человек значит по бутылке на нос ну ладно короче к вечеру мы все уговорили но самое интересное было как мы это уговаривали: короче я рассказываю и показываю что и как делать а потом говорю давай повторяй сумел повторить и не на косячил держи стакан.
Не сумел пролетаешь до следующего раза. Короче к вечеру народ на ногах держится не очень уверенно но стоит. Генерал когда спросил а что  это вы товарищи так слегка пошатываетесь да и глазки красные я говорю да вот в аппаратной обогреватель слегка коптит вот немного угорели.
Ну он и говорит вы завтра тогда почаще выходите на улицу что бы не угорели.
 На следующий день товарищи командиры пришли на занятия готовые к получению знаний во всеоружии то есть восемь бутылок конины и закуска. Короче к вечеру ситуация  копия вчерашней только народец на ногах стоит получше так как закуси было побольше, а не как в первый день по шоколадке на бутылку.
Ну и тоже самое в остальные два дня короче к моменту окончания занятий я коньячку выпил за четыре дня не менее десяти бутылок емкостью по 0,7литра. Короче  на пятый день подведение итогов занятий генерал подводит к Р-142 толпу и спрашивает ну что изучили как работает эта машина и все командиры в один голос так точно можем хоть сейчас показать а я стою и вспоминаю слова преподавателя кафедры №4 подполковника Гуськова  « в цирке обезьян за кусок сахара учат на мотоцикле ездить а уж в армии человека и так научить за два года можно всему» и тут же еще одна мысль «а вот если обезьяне не кусок сахара давать, а наливать рюмку она быстрее научится или нет?»

Автор Admin 5 декабря 2013 г. 16:51:00

«Влетел так влетел» 

Дело было на втором курсе, прогуливаясь по городу я случайно увидел на улице девчонку, с которой учился до восьмого класса. Ну подошел, мы поболтали и выяснилось, что они семьей переехали жить в Новочеркасск, а я об этом как то и не знал, ну мы пошли к ней домой, а там ее папаша, который хорошо знал моего батю и они с ним дружили.
Ну короче сели за стол, выпили чуток, поговорили я пообещал, что передам отцу привет и приглашение в гости.
Ну и свое обещание я сдержал.
Когда приехал отец, мы с ним пошли в гости, ну а там уже все накрыто и ждет гостей, мы там хорошо посидели, а потом я предложил однокласснице прогуляться, ибо набрался выше крыши, и мы с ней, дабы не мешать родителям потопали в киношу, ну а потом мороженного поесть в кафе на втором этаже.
 А потом я ее посадил на автобус, а сам побежал на хату переодеваться, так как это все было в гражданке.
Переоделся, прибыл в училище, доложился и со спокойно душой лег спать, но на следующий день после утреннего развода,  командир взвода, который исполнял обязанности ротного Непрокин Василий Леонидович, отзывает меня в сторону и говорит, «а что это вы товарищщщь курсант в городе делали в гражданской форме одежды?».
Я говорю, что такого не было, а он мне «я вас видел когда вы с девушкой под ручку шли а, потом в кафе сидел от вас через столик» ну тут я думаю влип по самые помидоры, я то его не видел, зенки были залиты алкоголем по самое не могу, ногами еле шевелил да и в кафешку зашли, дабы немного освежиться, погода стояла летняя и было довольно жарко. А Непрокин продолжает «напишите мне обьяснительную».
Ну я пришел в аудиторию и думаю, че писать то, а Серега Галайко, мой командир отделения говорит да не чего не пиши, скажешь, что забыл.
Ну я и не стал писать, а тут еще и какая то хрень произошла в роте, в общем  когда Непрокин через почти месяц задал мне вопрос, а как там обьяснительная, я ему на чистом глазу заявил,  что я ему ее отдал в тот же день вечером и вопрос, как то сам по себе отпал. Но с тех пор я в гражданке возле училища и в людных местах старался не светиться. Исключение это когда мы с Серегой Дьячковым фоткались, то приперлись прямо к КПП, но это был уже четвертый курс и нам по большому счету было пофиг на запреты да и взводный у нас был уже другой.
 Вот так я по пьянее чуть не влетел, а дело это было после Шуры Толубаева и при большом желании меня могли и попросить из училища за пьянку, но спасибо огромное Сереге Галайко он меня своим советом выручил.

Автор Admin 5 декабря 2013 г. 16:51:00

«Проверка моб. готовности»- Андрей Иванов 

Случилось так, что однажды в нашу часть нежданно негаданно нагрянула проверка по линии мобистов, а буквально перед этим мы с ЗНШ по моб.работе провели согласование всех документов, причем у этого ЗНШ нюх на непредвиденные комиссии был лучше, чем у любого алкаша на халявную водку. Ну и вот, пришли они, и давай устраивать допрос с пристрастием, а что да как, ну он отбрехался быстро, а вот дальше началось- начальники служб и подразделений по одному на вход штаны сразу ширинкою назад, чтобы не задерживать очередь.
Ну вот и доходит очередь до меня, но я брыкаюсь, тем более все документы в порядке и расхождений нет.
Ну  и в конце они обращают внимание на то, что у меня срок готовности переносных станций типа Р-105М; Р-107М;Р-143. после обьявления готовности час.
Ну и  начали мне доказывать что это нереально, а я  стою на своем, так как в своей правоте был уверен на 100%.
И тут начался допрос с пристрастием, а потом и обвинения в незнании техники и так далее, ну и в конце концов решили, что так как времени уже много, с утра идти на склад и заодно проверить, как содержится техника и как ведется документация.
Утречком, так сказать со сранья, мы топаем на склад и вскрываем ящики, а там все как надо, все законсервировано с использованием метода герметизации комплектность 100%, даже изолента в наличии, не говоря об остальном.
Ну и тут начинается, покажите формуляры, а там все записи сделаны и категория проставлена вторая, и тут один из подполковников орет, что техника должна быть только первой категории, а вы поставили на хранение вторую, да еще неизвестно она вообще работает или нет.
Ну а мы с ЗНШ говорим, что техника и была первой, но после того как вышел РЕСУС-87, то в соответствии с его требованиями, техника, у которой вышел гарантийный срок, даже если она не работала и одного дня и даже часа, переводится во вторую категорию.
И демонстрируем им документ, где все написано русским по белому.
Далее они говорят, а что это у вас за бутыли стоят и показывают на щелочь, мы, как умные обьясняем и показываем,что вот тут щелочь, тут вода дисцилированая все в герметичных сосудах и с соответствующими надписями, включая дату очередной  замены щелочи.
А после мне говорят, как вы умудритесь за час не только снять с консервации радиостанции, но и зарядите для них аккумуляторы.
А я и говорю, что аккумуляторы будут готовы через 11 часов после команды, а то время пока они заряжаются станции будут работать на одноразовых химических элементах типа МХМ-2,8, которые стоят в отдельной стопке, запаянные и готовые к применению, для того чтобы они заработали необходимо только в них налить воды, дать постоять 15 минут, после чего слить воду и они готовы к работе, как обычный аккумулятор типа НКЛБ-24М. Они в полной непонятке, а где вы взяли такие и вообще, что это за хрень такая и с чем ее едят, ну а нам все просто, получили через администрацию своего обьекта, они их закупили по нашей просьбе и передали нам.
Ну вот таким макаром беседуя доходим до места хранения станций связи, водолазных, типа МГВ-5В и МГВ-5Н и на вопрос, почему это лежит и что это такое, после обьяснения что это такое они стали между собой выяснять чье это оборудование связистов, инженеров или моряков.
В общем ЗНШ показал им приказ командующего округом о закреплении этих станций за связистами, так как для их обслуживания необходимы навыки связистов.
Короче проверка заканчивается и мы получаем за это дело «удовлетворительно» и на мой вопрос «а че так мало» ЗНШ и говорит мне, что «оценки всего две та что мы получили и «не удовлетворительно».
Ну, а командир наш, после того как вернулся из округа, после подведения итогов работы комиссии сказал, что нашу часть одну из немногих упомянули в положительном смысле, а вот все остальные в основном ругали хотя и нам досталось, но не так как остальным.

Автор Admin 5 декабря 2013 г. 16:51:00

«Полигон! Полигон!» 

Дело было во время поездки на гос полигон на проверку готовности к работе с новыми изделиями и проверку новых систем боеприпасов. Вот о подготовке к этому эпохальному в моей жизни событию и о том что запомнилось я и расскажу.
Подготовка к поездке началась еще летом хотя состояться должна была сразу после нового года я раньше в таких мероприятиях не участвовал и наверное кроме меня такие были только медик, комсомолец и пожалуй все, но комсомолец остался в части тащить наряды а мы должны были ехать. Короче жить мы должны в палатках 10и местных так как в кунгах машин спать запрещено. Далее полевой лагерь должен быть огорожен колючей проволокой и т. д. ну и началось вещевики надыбали где то старых палаток  их снаружи обшили старыми солдатскими одеялами которые предварительно выстирали в дихлор этане или какой то еще подобной гадости но главное что после такой стирки весь жир и мазут с одеял отошел а после того как их выбили от песка он стали легкие и пушистые. Каркас для палаток изготовили отдельно не стандартный из центрального кола и четырех на которых держатся углы. А из катанки диаметром 12 мм  (именно каркас без центрального кола и боковых тоже) типа таких в каких сейчас арбузы продают. ну а поверх старых обшитых одеялами палаток надевали новые смотрелось со стороны круто и внутри просторно тепло и за кол не цепляешься. Вопрос отопления решали тоже не тривиально вместо стандартных буржуек изготовили на ПТОРе  самодельные но с таким расчетом чтобы на ней можно было поставить 10 солдатских котелков или 3и 20 литровых канистры и плюс в них залезали поленья по пол метра длинны.
Ну а затаривание происходило по всем направлениям  бензин, солярка, запчасти, дрова уголь масла и так далее.
Ну а сама поездка, по Германии мы тащились две недели в теплушках дальше в Бресте перекрепили машины на других платформах с нашей колеей. И в течении дней семи мы прикатили в Кап яр.
Ну и специфика этого полигона такова что проверяют все допустим разгрузка эшелона это норматив за его выполнением по секундомеру следят проверяющие, построение колонны другой норматив итак далее, короче мы прибыли на станцию разгрузки и ждем прибытия проверяющих а я пока суть да дело решил посмотреть как машины добрались не растрясло ли чего а так как внутри машин все было заставлено ящиками с углем, бочками с бензином и соляркой то весь такелаж для удобства лежал в ящиках от ДК-4  на крышах Р-142. короче я забрался на крышу и вдруг вижу в степи далеко вырастает грибок очень смахивающий на то что нам на ОМП показывали только очень маленький. И тут у меня не то что душа в пятки ушла а просто все ниже плинтуса опустилось я мужикам показал они посмотрели и говорят что все нормально и в последствии выяснилось что при пуске со старого комплекса ГДРовские немцы забыли что то сделать и ракета само ликвидировалась буквально что чуть ли не на пусковой, а местные парни потом спели куплет из песенки.
«Дымилась падая ракета
А то нее бежал расчет
 Кто хоть однажды видел это
К ней не когда не подойдет».
Короче прибыла комиссия и покатилось если честно то времени свободного не было практически не грамма, спали не более двух часов за день а иногда вообще поспать не удавалось короче издевались по полной программе. Ну а вот некоторые нюансы особенно запомнились это во первых видимость как говорят летчики миллион на миллион погодка минус 40  плюнешь в верх на землю ледышка падает. Во вторых солярка для обогревателей была не «арктическая» она дорогая а «летняя» в результате приходилось ее через марлю цедить дабы «сопли» (а «сопли» мы потом в буржуйках сжигали) не попали в трубопровод и не замерзли там, расход ГСМ не поддавался не каким нормам все превышено как минимум в двое каждое деревцо или кустик  окружено оградкой с надписью «пункт топогеодезической привязки, охраняется законом». Ну и полевой лагерь это песня столбы в землю не закопать (она от мороза как бетонная) так они у нас стояли в специальных треногах заказанных на одном из заводов ГДР. И последнее стремное воспоминание когда совершали марш к рампе на убытие (тоже задача по времени)  то у УРАЛОВ на пол пути начал заканчивался бензин а все запасы израсходованы даже то что было взято сверх всяких норм, и я своими КРАЗАМИ 255Б тащил на прицепе по три, четыре пустых  УРАЛА, а на рампе их в ручную по платформам катали. Вот так нам досталось из за того что в армии был совершен переход на новый тип боеприпасов, но оценку мы все таки получили пять и из Германии наша часть была выведена одной из последних однотипных с нашей. Хотя их и было всего нечего пять на всю группу войск.
Ну а возвращение это песня народ ужирался до поросячьего визгу один товарищ с полки второго яруса во сне попугал унитаз на тех кто спал на первом, другой устроил «дождик» со второго яруса на первый так как мочевой пузырь не выдержал  ну и так далее хорошо хоть солдаты ехали в плацкартном вагоне, а не в купейном с офицерами и прапорщиками а то насмотрелись бы такого что не дай бог.

Автор Admin 5 декабря 2013 г. 16:50:00
Страница 3 из 5 << < 1 2 3 4 5 > >>

Статистика

  • Записей (42)
  • Комментариев (0)