Был у нас в телеграфном центре старшина Спирин Иван Михайлович. Как говорится слуга царю, отец солдатам. Требовательный, но справедливый до неприличия)))). И как хороший старшина, конечно «куркуль» в лучшем значении этого слова.
 В каптёрке у него как в окружных складах всё-от новой подшивы до нового караульного тулупа. Всё естественно списано должным образом, но наличиствует.
 И приехал проверять наш узел связи очень нервный полковник из самой столицы, с «Кометы» значит. И всё этому полковнику не так, всё и всех по матери, а чуть что бежит к телефону «Я сейчас доложу главкому!!!!».Слава богу мобильных телефонов тогда не было, а то точно доложил бы. А так наши телефонистки были научены «извините товарищ полковник „Комета“ занята оперативным. Ждать будете?» А куда ему ждать? У него кипение говна в самом разгаре.
Решил как то этот полковник пройти по каптёркам, копнуть так сказать по низам. Ибо в армии давно известно самые ярые проверяющие больше по свалкам и туалетам рыщут, на боевых постах их как то не бывает. А если заскочат случайно, то первым делом не журнал несения боевого дежурства и параметры техники проверяют, а как у солдат шинели на вешалке заправлены. Ну это я увлёкся. Итак представляет Иван Михайлович ему своё хозяйство. А полковник уже давно для себя решил решил что старшина Кусок и ворюга, только пока не пойманный и дело чести для него этого Макаронника вывести на чистую воду. Рыщет он значит по каптёрке, книгу учета смотрит, все портянки пересчитывает, короче применяет знания полученные в академии. Но у Вани всё бьёт, все одеяла в наличии, все парадки первого срока, все подменки стираны и глажены. Короче придраться не к чему.
И тут на глаза ему попадается чистое полотенце, которое скромно лежало себе у Вани в тумбочке. Прапорщик, что это!!!!???????? Почему не числится!!!!!????? Михалыч ему спокойно так объясняет «Товарищ полковник я уже 15 лет старшина, ну что я за старшина и у меня в запасе не будет одного полотенца? Не дай бог солдат полотенцем сапоги почистит, я по быстрому грязное заменил, преступника на парашу, и всё шито крыто.А не будет? На солдата начёт, полотенце со склада получать, больше геморроя чем того дела». Но тут настал полковничий звёздный час. Прапор!!! Ворюга!!! Мать перемать, в рот в позарот!!!! Сейчас полотенце у тебя не учтено, завтра одеяло, а после завтра Родину продашь!!! И всё матом, всё на ты, короче поляну совсем потерял, гуляй рука-балдей писюн!!! А к слову сказать Иван был уже в возрасте лет под 40 но мужик здоровый. Самые крутые дембеля у него в руках детским поносом обделывались. При всём при этом Михалыч был уставной до безобразия, к самому молодому лейтенанту только на ВЫ, даже наедине, отдание чести за 3–5 шагов и всё такое. А тут его так безбожно поносят. И не выдержало Ванино сердце, берёт он этого полковника за грудки, приподнимает над полом и вежливым голосом сообщает, что наверно полковник своё уже отжил, да и не полковник это наверно, а переодетый шпион. Потому что не может советский полковник так разговаривать с советским старшим прапорщиком у которого несколько наград и грамота от самого командующего. И при этом весьма чувствительно его об стенку пару раз приложил.
Тут полковник понял что его сейчас будут бить и сразу вспомнил Устав Внутренней Службы раздел Взаимоотношения между военнослужащими. Выскочил он из старшинской каптёрки как пуля, свою печать на дверь и «завтра вскрываем с комиссией, за полотенце в тюрьму пойдёшь прапорщик!» Хоть он был и полковник, но дурак. Кликнул Михалыч своих дембелей, те углекислотным огнетушителем на печать, маслом её смазали, и эбокситку где отвердителя в два раза больше. Через час у Вани была эбокситная копия печати этого полковника.
Вскрыл Михалыч свою каптерку, утер скупую слезу и говорит «А нахрена мне всё это надо? Из за какого то вшивого полотенца чуть в тюрьму не попал, а если бы этот дурак долез до секретной комнаты?» Тут небольшое пояснение. У Вани вдоль задней стены каптёрки стояли шкафы под потолок с шинелями и парадками, но если снять нужные шинели то в задней стенке шкафа открывалась замаскированная дверь, открываешь её и выясняется, что шкафы стояли не у самой стенки, а были от неё отодвинуты метра на два-три. И в этой секретной комнате была настоящая пещера Али-Бабы. Новые шинели, ХБ, сапоги, одеяла, сух пайки, и многая, многая, многая.....
Всё что нажито за долгие годы непосильным старшинским трудом. Плюнул Михалыч и говорит «Выносите всё на улицу, старшины и каптёрщики из других подразделений, у кого что не хватает, налетай!» Потом бойцы кто в рваненьком или обувь худая, в живую очередь.
Причём одел не только Узел Связи, но и на роту КП хватило. Кстати каптёрку так с комиссией никто и не вскрывал, передал тот полковник через дежурного, что его печать (которая была уже не его) можно сорвать. Может стыдно стало, может скандала не захотел....
Вот такая история. Я по ходу тут целый роман натыцкал))))

Автор Admin 10 апреля 2012 г. 23:20:00