Насколько я помню в начале четвертого курса, нас, как мы полагали, наконец-то покинул майор Гвоздь, ну в смысле ушел на кафедру. Первый же день нового командира капитана Лифанова ознаменовался революцией, которую затеял сам новоиспеченный командир. Вернувшись с занятий в роту, мы в недоумении застыли, дело в том, что все личные чемоданы курсантов находились в коридоре напротив комнаты для хранения оружия, причем большинство из них раскрыты. Это был «шмон». Но в такой наглой и подлой форме, без присутствия всех «заинтересованных» сторон, это было впервые.

В изумлении мы находились неприлично долго, секунд 5 или 6. Но здравый смысл сказанного экспромтом одного из курсантов разбудил в нас тягу к справедливости. Сказано было примерно следующее: «Кажется, у меня в чемодане было сто рублей».

Способности супермена, просвечивать рентгеном любые вещи, обнаружили в себе все без исключения, и даже не подходя к своим «поруганным» чемоданам, все как один поняли, что у них в чемоданах были филиалы «Швейцарских банков», которые подверглись грабежу, причем среди бела дня. Может, не хотели затереть отпечатки пальцев «грабителей», но все как один бросились составлять список исчезнувших миллионов, драгоценностей и залежей золота.

Через каких-то 15 – 20 минут, списки, в которых в общей сложности упоминался бюджет СССР на пятилетку, были поданы по команде. На что ротный почему-то заметил: «Я прошел Афган, и мне все по…» Может это означало, что мы его не запугаем, собственно все было серьезней и ни кто пугать не собирался, может он рассчитывал на последний козырь – это мой дипломат, в котором было все, мягко говоря, запрещенное (тогда запрещалось иметь в личном пользовании очень много).

Но в этот день, ему так и не удалось вывести меня на чистую воду, слишком много времени было потрачено им в кабинетах старших начальников с нашими рапортами. Ночью, воспользовавшись «передышкой» в революционной ситуации, а также ключом от канцелярии, любезно предоставленным мне «Елисеем» (курсант нашего взвода), я проник в канцелярию, забрал свои : магнитофон, фотоаппарат, радиоприемник, бутылку, сами понимаете не лимонада, игральные карты для преферанса; и убыл через окно, по одному мне известному адресу.

Но чтобы дипломат не выглядел сиротливо и пусто, зарядил в него кирпич для веса, и газеты для полноты (боковые стенки дипломата были мягкими). На следующий день вызывает меня командир в канцелярию, на столе стоит мой дипломат, а перед ним лежит мною написанный рапорт о пропаже, в общей сложности, тысяч пяти рублей (можно было машину купить).

- Ну, товарищ курсант, открывайте свой дипломат, сейчас мы проверим, что у вас пропало, а главное, что осталось.

Я с невозмутимым видом открываю свой дипломат (эту сцену я, как Штирлиц, проигрывал в голове всю ночь, ну кроме того времени, которое было потрачено на шпионаж), мое лицо выражает полное недоумение, я пытаюсь хоть что-то сказать, но только ловлю воздух ртом. О

ткрою маленький секрет: до училища я два года был студентом и занимался в студенческом театре эстрадных миниатюр (СТЭМ-е).

Лифанов смотрит на меня, его победоносный вид начинает постепенно меняться, взгляд падает на дипломат, он видит клочки газет, дружно высунувшихся из дипломата, как бы намекая, что им там тесно.

- Товарищ капитан, а зачем вы положили мне кирпич? – дрожащим голосом произнес я.
Та буря которая обрушилась на меня, вместе с кирпичом просвистевшем в миллиметре, спасибо тренеру, была не просто достойно встречена, но и атакована с моей стороны.
- Мало того что исчезли фамильные ценности, так вы товарищ капитан еще и издеваться надомной вздумали, чуть кирпичом мне голову не проломили…

Команду «Вон!!!» я выполнил точно и в срок. В результате этого инцендента у нас появился новый командир роты.
Вот собственно и все.

P.S. «Елисей» курсант нашего взвода Олег Елисеев.
«Гвоздь» майор Гриценко, со временем я переоценил взгляд на него и считаю, что он сделал много полезного в плане воспитания нас как офицеров.

С уважением Галатенко Игорь.

Автор Admin 19 февраля 2007 г. 3:45:05