В День геолога весной 1985 наше командование решила ударить 10 километровым марш – броском по бездорожью и разгильдяйству. Весь первый бат дружно выполз на прогретое весенним солнышком поле и не спеша, поротно, потрусили по всем известному маршруту по-над речкой.
Так весело мы развлекались до обеда, а после обеда было увольнение или свободное время (кому как повезло). Я честно говоря фанатом спорта в то время не был и изрядно подзадолбался на этом празднике жизни.
Поэтому решил в увольнение не идти, хотя и был записан, а поваляться в кровати и почитать книжку в спокойной обстановке.
Где-то ближе к полднику, меня разыскал старшина Жора Щербина, высказал все, что он думает о курсантах, которым ему приходится увольнительные записки в постель носить «хочешь, не хочешь, получи увольнительную в организованном порядке, а потом можешь спать хоть до вечерней проверки». Я уже благополучно стал уходить в нирвану.
Но тут меня разбудил какой-то подозрительный шорох в соседней тумбочке, открыв глаза, я увидел, что мой кореш Эдик Чаленко, участник сборной Училища по всем мыслимым видам спорта, переодевается в спортивный костюм и куда то мылит когти.
Я грешным делом подумал, что он спешит на тренировку и «прошелся» по «великим спортсменам» которым утреннего марафона мало, подавай им ещё и вечернее шоу.
На что мне справедливо было замечено, что при кроссе голову беречь надо, что бы не напекло, а то потом мне дурные мысли в неё лезут. А собирается он, как правильный пацан не попой по беговой дорожке трясти, а цивильно попить пивка, благо есть с чем. И показывает великолепного вяленного донского леща.
Но это же в корне меняет дело! Тут же критика в собственный адрес была признана правильной и своевременной, и я так сказать напросился в компанию, благо числился в увольнении. Переоделся в спортивную форму и вперёд.
Пивка решили дёрнуть на Сенном Базаре, под лёща уговорили литра по три, потом с парой пузырей «Кавказа» переместились в ближайший детский садик в беседку, и продолжили мероприятие. Вечерело и в «Электродном» начиналась дискотека, которую мы естественно пропустить не могли, тем более что к мероприятию были более чем «готовы».
Поскольку в то время перестройка только начиналась, то военная форма пользовалась у народа заслуженным уважением. На нашем уровне это значило что в форме кадрить местных тёлочек дело приятней в чем в трико. (за «тёлочек» прошу прощения у дам, но как говорится из песни слова……). Поэтому было принято решение, вернуться в училище, переодеться в военную форму и по возможности обзавестись приятными знакомствами на надвигающемся дискаче.
По дороге к училищу к нам присоединился ещё один страдалец, знакомец Чалого, по моему парень был со второго курса.
И вот такой организованной толпой мы ввалились через открытые по случаю воскресенья ворота на КПП на территорию Училища.
Но на этом отпущенные нам приятности закончились, и начались неприятности.
Недалеко от КПП, как на зло, торчал дежурный по Училищу, который с возгласом «товарищи курсанты, вы кто такие» ломанулся к нам.
Ответ «всё в порядке товарищ полковник, сборная Училища по джиу-джицу, возвращаемся с тренировки» его, почему-то не вдохновил. И с криком «да вы пьяны, СТОЯТЬ!» он кинулся в нашу сторону.
 Тут я по достоинству оценил военную поговорку «Со спортом дружить, отлично служить», потому что Эдик в ту же секунду ломанулся со своим корешем через Пьяный Двор и был таков.
А я в этот ответственный момент щёлкнул лицом, и через секунду на мне уже защёлкнули наручники (просто дежурный вцепился в меня всеми конечностями и завизжал СТОЯТЬ! НЕ СМЕТЬ!)
Под конвоем я был препровождён в дежурку, где мне было предложено два варианта.
Первый, я вламываю орлов, которые были со мной и так ловко его киданули, за это дежурный никому ничего не докладывает, просто сообщает ротному, на его так сказать решение.
И второй. Я молчу как партизан, но утром он докладывает обо мне Генералу и дальше по полной программе. А сейчас я отправляюсь на губу до утра.
Как все понимают, приемлемым был только один вариант.
Короче утром на губе меня разбудил Комашинский и нервно подпрыгивая, потащил на развод. Там долго высказывал, что он думает о таких «отличниках», и тут же впаял мне «предварительно» пять нарядов. Но малой кровью обойтись не удалось и после первого наряда я уже «окончательно» получил пять суток ареста.
На «губу» я отправился вместе со своим взводом, пацаны как раз заступали в караул. Так что первые сутки прошли относительно спокойно, я, по-моему, и спал в караулке. Книги, еда всё естественно, без проблем.
 Посадили меня в «курсантскую камеру» по моему №3.
Там уже «парились» три «финика», курсанты Ярославского Финансового Училища, которые приехали в Новочеркасск на стажировку, и в первый же день были задержана патрулём за нарушение формы одежды. Познакомились с девчонками и гуляя надели на них свои фуражки, а тут патруль тут как тут. Комендант впаял пацанам по 10 суток, но Данилыч, не утвердил, как начальник гарнизона. «Хватит им и по пять, они всё таки сюда стажироваться приехали, а не на губе сидеть», во Человек был!
 В камере «финики» выклянчили себе скамейку, а это дорогого стоило, кто помнит, камера это просто бетонный мешок, и днём там только стоять или зарабатывать всякие простатиты, сидя на бетоне. Вообще отношение к ним было более человеческое, гости всё-таки! Отбой в 11,00 подьём в 5,00.
На всякие занятия нас не трогали, сидели себе в камере. Пару раз выводили на работы, раз в детский сад, а раз в Училище копать канаву, для строящейся бани. Помню, что ужасно холодно было по ночам, как раз похолодало перед Пасхой. Поэтому приходилось ночные бдения компенсировать дневной дремой на этой скамейке.
Еще приехал какой то полкан с проверкой из штаба СКВО и давай нас стыдить, мол, позор, как вы могли…….? Но один «финик» молодец, такой маленький, шустрый, сразу «загрузил» его по полной «у меня нога болит, вот посмотрите, и почки больные, а в камере холодно, дайте, пожалуйста, команду что бы топить начали». Полковник от такой наглости слегка прибалдел, но ничего не сказал, видать этот «финик» действительно жалобно выглядел……. Так и прошли мои пять суток, без особых репрессий и потрясений. Уже не помню, но, по-моему, курсантов через день меняла учебка, но к нам никаких претензий не было.
Но тянулся этот арест муторно, в Училище вернулся, ё моё белые простыни, тепло в казарме, что ещё надо для счастья!!!!!!!

Автор Admin 22 июля 2008 г. 22:07:56