Когда находишься в замкнутом  обществе, т. е. казарма, застава и т. п., не буду называть общество ещё круче, дабы не искушать судьбу,- ну скажем ещё гарнизонная гауптвахта и так  скажем — другие более уединённые уголки,— всегда  душа пребывающих там тянется ко всему живому.            Тем более, что у  многих курсантов нашего славного 4 БМС (Батальона Миши Сорокина) были дома домашние животные и они тяготели к ним душой.
В силу разных обстоятельств, увольнения за пределы училища были очень редкие, поэтому надо было хоть к кому-то тяготеть.
В разное время в роту приносили и пытались вырастить  разных  «божьих тварей» то котёнка, то щенёнка, крольчёнка, мышонка, пытались и мечтали принести более значительное животное, но эти попытки пресекались на корню, ещё на КПП.
Старшекурсники даже рассказывали, что привели на 2-й этаж приблудившуюся лошадь.
Снимать её пришлось двое суток, т. к. вверх она шла спокойно, а вот назад по лестнице спускалась два дня..
Правда, сроки пребывания вышеперечисленных животных были не большие, т. к. командир роты капитан  Иван Петрович Чепелёв по кличке «Муха»,  как  «нюхом чуял или видел сверху, учитывая кличку» пребывание посторонних в помещении казармы, где проживало аж 180 курсантов и пресекал это на корню.
Здесь мне вспоминается  великое произведение, где:  «уж этих котов мы душили, душили..», но Шариков никак не походил на  нашего командира, ибо он всегда был добродушный, не злопамятный и даже наказывая  и ругая курсантов, в душе жалел их и вспоминал себя, что когда-то был таким  же.
Каждый считал за честь спрятать животное от начальства, бывало услышав предательское «мяу» его искал командир и  строй передавал по шеренге, лишь бы спасти и оно не издавало не единого звука.
С усиленным питанием для роста животных проблем не было, кормили с рук самым вкусным, но когда  тайно выращенные животные подрастали их начинали использовать для приколов.
Полугодовалый кот или кошка, имени его уже не помню, был первоначально белого цвета, но когда его размеры стали чуть больше голенища сапога, т. е. он стал реально набирать размеры, его «нерадивые» курсанты стали использовать в качестве «бархотки» для чистки сапог. «Бархотка», если кто не знает,— это кусок настоящего плотного бархата с кручеными на концах тесёмочками для рук, которым настоящие офицеры, чистят настоящие хромовые сапоги, на конечной стадии их полировки.
Это  во все времена считалось неким «армейским шиком» ещё с дореволюционных времён.
Вообщем  наш котик  после этих процедур с ним, постепенно приобретал с белого цвета немного чёрноватый, да и физически ему приходилось не легко, т. к. сапоги курсанты носили далеко не хромовые, а яловые-юфтовые с плохо выделанной бычьей кожи, а на хороший крем денег не хватало, мазали с большой банки «гуталина» выданной на взвод.  P. S. Гуталин — конечная стадия крекинг процесса переработки нефти, фракция уже идущая за дёгтем которым в старые времена смазывали телеги.
Если  честно,  обид котик на нас не держал, пока был молодой, так,  поурчит не много, в ходе этой  утренней процедуры, перед утренним осмотром,  пофыркает, а после того, как ему из столовой принесут варено-жаренной рыбы, обиду забудет.. А уж рыба у нас на ужин была каждый божий день, можно было спорить на что угодно, сырую ему также регулярно носили.
Короче котик рос не по дням, а по часам, благодаря массажа тела и регулярному  армейскому  рыбному питанию !
С чёрным цветом это ладно, у котов бывает такой цвет, но  красный!!!
Полы в помещении казармы были деревянные, посредине шла полоса линолеума, размером метра три на  семьдесят, т. е. от тумбочки дневального до оружейки. Белыми полы  не бывают, их затаптывают  сапогами быстро.
Вот и придумала какая-то умная голова покрывать полы после циклёвки, т. е. очистки острыми предметами, специальным красителем бордово-красного цвета, затем всё натиралось мастикой. Периодически, раз в три месяца, а то и чаще эта процедура повторялась.
Теперь вспомним нашего чёрно-белого «бархатистого» котика, угадайте с трёх раз какой цвет был у него третий?  Правильно,— красный.
Говорят, что трёхцветный кот к счастью. Есть даже различные счастья,— «еврейское» например, о «русском» правда не слышал.  Нашему коту проживание в 41-й роте большого счастья явно  не принесло.
К брачному периоду наш кот-кошечка подошёл видимо не очень правильно, т. е. кроме трёх цветов, эх, поменять бы ему чёрный на синий, но сапог синего цвета тогда не было, да и Российского флага тоже, был ещё запах который исходил от него — гуталинной ваксы и мастики.
Видимо, после нескольких неудачных  заходов к лицам противоположного пола, кот-кошечка понял (а), что  если дальше он будет так жить, то останется без удовольствий и наследников в этой жизни.
Больше мы его не видели. Может стёрся двуколор и исчез запах казармы и оно набрало силу и стало лидером, продолжателем традиций 4 БМС  в кошачьей среде, а может  погиб (ла) на кошачьем фронте доказав всем, что «армейские»,т. е. выращенные в  условиях казармы, коты не сдаются.
Вообщем больше мы его-её не видели.
Когда ночью раздавались крики и заунывные мурлыкания котов, мы  вспоминали свою «бархотку» и желали её-ему удачи в трудной кошачьей жизни.
Периодически в роте проводились проверки в тумбочках и шкафах, где хранилось на плечиках  обмундирование и другие вещи положенные курсанту, лишнего там не должно было быть категорически, но именно там были «затарки» гражданка, « какая то радость к дню рождения» и т. п., «что не положено». Обычно рота выстраивалась полностью, поворачивалась в сторону где идёт проверка, дабы выслушивать замечания ротного и видеть выбрасываемые  им посторонние вещи.
На протяжении нескольких лет у «Мухи» была поговорка:   " У вас в тумбочках и шкафах можно найти абсолютно всё, только использованных презервативов не хватает! ".
Их почему-то не находили, или нас мало выпускали в увольнения, или девушки не добирались в ночное время до нашей казармы, не везло нам с эти делом поначалу.
На 3-ем курсе мы ему такую радость «следопыту»  доставили.
В ходе очередного  «шмона» раздался его душераздирающий крик: «Наконец-то нашёл-презерватив, да и ещё и использованный, дожились уже, курсант, который живёт в  этой тумбочке  и командиры ко мне!».
Как-то раз ребята принесли пугливого, симпатичного, белого кролика, было ему несколько месяцев от роду и он всего боялся.
Прятали мы его как раз в верхнем шкафу. Рвали свежую травку, носили из кухни морковку, капусту и он особых пожеланий не высказывал, всё таки клеточное животное.
А тут  проверка, или пронюхал кто-то, или сдал, короче открывает ротный этот шкаф и ему сверху  на голову прыгает с криком наш кролик вцепившись в редкие волосы. Конечно ротный кричит от боли, смех курсантов, да и кролика еле сняли с головы ротного, понравилось ему там.  Разборки «полётов» шли не один час и виновные были наказаны, царапины на голове постепенно заросли, а вот шкафы для проверки ротный просил открывать старшин и взводных или сам очень осторожно, предварительно посмотрев в щелочку, а вдруг там живёт  бойцовый пёс или какое ещё «чудище»?
Другое, собачье чудище  по кличке «Коблик» прожило у нас в батальоне полгода.
Подростка  щенка кто-то принёс из-за пределов училища, красивый, абсолютно чёрный, с чёрными глазищами, умница, если бы вырос, то далеко бы пошёл по служебной собачей лестнице, не опозорил бы 4 БМС, может  быть стал даже главарём бездомной стаи.
Долго все думали как его назвать, и умные головы решили назвать в честь нелюбимого командира взвода капитана Коблика, внешний вид которого — чёрные волосы, глаза, походка напоминали щенка.  Так эта кличка и приклеилась к нему и он радостно отзывался на неё. А теперь посмотрите что получилось.
Построение батальона, вдоль строя барражируют два Коблика, один в чине капитана, другой в чине воспитанника — «сына 4 БМС». Крики курсантов не известно кому: «Коблик скотина на правый фланг становись, ты что не слышишь, шлангом прикинулся?»,  «подойди я дам тебе по жопе за непослушание..» и т. д.  и т. п.
Как-то комбат обратил внимание на собаку и  на диалог курсантов с ней, хотя это от него усиленно скрывали, спросил  как  звать пса, на что получил ответ: «Коблик товарищ полковник!», на что он задумался, улыбнулся и сказал: «А вот ведь чертовски похож на него!», и засмеялся.
С этого времени капитану Коблику стало ещё дурнее, хоть на службу не выходи,  увольняйся или переводись в другой гарнизон.
Но получилось всё по другому, жизнь всё расставила на свои места,  наш кобелёк  заболел  зимой и  умер от простуды, хотя, ходили слухи, что  помог ему в этом его тёзка.

Автор Admin 20 апреля 2009 г. 23:37:00